ТАВЛЕИ. О русских шашках. И не только... ПЛЮС - лучшие самообучающиеся программы для игры в шашки

Это авторизованный перевод на русский язык широко обсуждаемой в Интернете статьи "Back to PWCP2" S.Yushkevitch 'а, опубликованной им на Форуме сайта FMJD.


Возвращаясь к комментариям к PWCP-2


Две публикации, которые касались Личного Чемпионата мира по проблемам-2 (PWCP-2), заставили меня написать эту статью. Это: «Обстоятельства некорректной публикации имени автора D3», подписанный всеми членами CPI, господами J.Bus, V.Matus и V.Shulga, и «Оценка Президентом CPI итогов PWCP-II», подписанный г-ном J.Bus. Эти статьи были опубликованы на официальном сайте FMJD (14.11.2008) и на сайте г-на E.van Dusseldorp.

Я не люблю передергивания фактов.

Я не люблю смесь реальных фактов и инсинуаций.

Поэтому я возвращаюсь к этим комментариям к PWCP-2.

Главное внимание я уделяю двум вопросам.

 

1. Порицания в адрес г-на A.Tavernier.

 

Я цитирую курсивом в порядке поступления порицания в адрес г-на A.Tavernier, которые были распространены по всему миру в двух статьях, упомянутых выше.

[Далее в качестве ТУРБО имеется ввиду не только хорошо известная компьютерная программа TurboDambase сама по себе, сделанная г-ном K.Bor, но именно та ТУРБО, которая к тому же содержит базу данных, в которой есть свыше 100.000 композиций – S.Y.]

 

Через интернет-сайт M.Lepsic, на котором было помещено большое количество замечаний, касающихся PWCP-II, жюри было проинформировано г-ном A.Tavernier, который упоминал базу данных TURBO, что автором композиции D3 является г-н A.Kuyken.

 

Это неправда. Г-н A.Tavernier не мог знать, кто автор D3; потому что имена авторов не были объявлены в то время, когда г-н A.Tavernier послал свои замечания. Любой участник (например, либо г-н V.Matus, либо г-н A.Moiseyev, и т.д.), мог послать D3 на PWCP-2, и г-н A.Tavernier не утверждал, что автором D3 является именно г-н A.Kuijken.

Г-н A.Tavernier представил в своих замечаниях все, что он нашел в своих архивах, включая ТУРБО, и его замечания были хорошей помощью в сложной работе жюри.

 

Впоследствии жюри обнаружило, что TURBO ясно указывает, что композиция не была опубликована. Важно то, что г-н A.Tavernier видел в своей TURBO, что композиция никогда не была опубликована. На это нельзя было не обратить внимания, ибо это – единственная общедоступная информация.

 

Это неправда.

ТУРБО не указывает, была какая-то позиция опубликована или нет, eсли источник публикации отсутствует. В этих случаях ТУРБО указывает в своей колонке, где дается информация о публикации: "Неизвестно" ("Onbekend").

Это разные понятия: "Не опубликовано" и "Неизвестно". Например, много моих (S.Yushkevitch ’а) проблем представлены в ТУРБО, и в отношении нескольких из них ТУРБО указывает в своей колонке, где дается информация о публикации: "Неизвестно" ("Onbekend"), в то время как все они были изданы. Таким образом, г-н A.Tavernier не мог утверждать, что D3 не была опубликована, и он не утверждал это.

 

Со стороны KVD было принято решение, опубликованное в DP, что эта часть TURBO не является общедоступной, и не должна использоваться в каких-либо других целях, кроме написания статей сотрудниками редакции DP. В случае с D3 это означало, что композиция не была опубликована, и что часть TURBO была использована A.Tavernier неправильно.

 

Это частично правда и частично неправда.

Я не подвергаю сомнению факт дискуссии, касающейся ТУРБО, которая состоялась в KVD. Я также не подвергаю сомнению решение, принятое KVD в результате этой дискуссии. Я только сомневаюсь насчет этой части текста, приведенного выше: “…опубликованное в DP …” Потому что в DP не было никакой публикации в этом отношении (“De Problemist” – это официальное издание KVD – S.Y.). Как г-н A.Tavernier (или кто-либо еще) мог знать о том решении, принятом KVD? Никак.

 

Была ли ТУРБО использована г-ном A.Tavernier неправильно?

Давайте посмотрим на факты.

Условия приобретения ТУРБО были помещены в DP дважды: в августе и октябре 2006. Впоследствии ТУРБО перестала быть доступной для приобретения, по причинам, находящимся исключительно внутри KVD. Я очень уважаю KVD, я очень сожалею об этих сложностях внутри KVD, и я надеюсь, что они будут успешно преодолены.

Однако, фактом является то, что какое-то время ТУРБО была доступной для приобретения.

Г-н A.Tavernier приобрел ее законным образом.

И в отсутствие какой бы то ни было информации, касающейся ТУРБО (каким образом следует использовать ТУРБО и каким не следует) – как г-н A.Tavernier мог предположить что-либо о тех решения KVD, никогда не публиковавшихся после того, как ТУРБО перестала быть доступной для ее приобретения?

Никак.

То, что никакого предупреждения в этом отношении не было опубликовано – так это в меньшей степени проблема г-на A.Tavernier, чем KVD.

Далее CPI в целом и г-н J.Bus в частности начинают поучать г-на A.Tavernier, как он должен был себя вести. Это уже не так интересно, в свете того, что я указал выше, потому что искаженные факты повторяются снова. Я помещаю это, чтобы снова отметить те искаженные факты, которые утверждаются, тем не менее, как истинные факты.

 

1. Г-н A.Tavernier должен был хранить информацию из TURBO в секрете и должен был спросить автора …

 

Какого автора?

Г-н A.Tavernier не знал, кто является автором.

Не было опубликовано никакого предупреждения о том, что информация ТУРБО не может быть снова помещена где-либо в другом месте.

 

2. Г-н A.Tavernier должен был информировать посредника PWCP-2 прежде чем помещать замечание о D3 в Интернете. Тогда посредник мог бы представить этот случай для жюри таким образом, что имя автора …

 

Но имя автора D3 г-н A.Tavernier не указывал.

 

3. Г-н A.Tavernier не обращался ни в CPI ни в KVD с вопросом, как разрешить ситуацию.

 

Но почему г-н A.Tavernier должен был обращаться в CPI или KVD?

Позиции PWCP-2 были открыты для всеобщего обозрения. Кто угодно и где угодно мог дать свои комментарии.

Существует ли какая-либо причина, по которой кто-либо должен спрашивать у CPI или у KVD какого-то специального разрешения, чтобы поместить свои замечания к чему-то, открытому для всеобщего обозрения, как это было с композициями PWCP-2?

Нет, такой причины не существует.

 

4. Г-н A.Tavernier не сообщил никому, и в частности ни жюри ни посреднику, что композиция не была опубликована, хотя это ясно было указано в TURBO.

 

Это - снова искаженный факт.

Никто, кроме автора D3, не мог знать, была ли D3 опубликована или не была. А имя автора D3 не было известно в то время, когда г-н A.Tavernier посылал свои замечания.

"Не опубликовано" и "Неизвестно” – разные вещи.

 

Даже когда это не было ему ясно, он мог спросить – что ему делать – у многих людей, включая автора.

 

Но спрашивать было некого: г-н. A.Tavernier не знал, кто именно послал D3 на PWCP-2.

 

Однако, CPI рассматривает поведение г-на A.Tavernier как недопустимое.

 

Со своей стороны, я рассматриваю как недопустимое то порицание, сделанное в адрес г-на A.Tavernier как со стороны CPI в целом, так и со стороны г-на J.Bus в частности. Это порицание не было основано на объективных фактах и было сделано в жесткой форме. Этим обвинением г-н A.Tavernier на весь мир был облит грязью, не будучи виновным.

 

Случай с D3 отличается. Здесь имя автора этой неопубликованной композиции было обнародовано г-ном A.Tavernier в Интернете.

 

Это опять искаженная информация.

Г-ном A.Tavernier не были указаны ни имя автора D3, ни информация, была ли D3 опубликована или нет.

 

один из участников, в форме, неприемлемой ни для автора, ни для CPI. Для г-на A.Tavernier должно было быть ясно, что композиция была неопубликованной, и что автор также участвует.

 

Нет.

Ничего не “должно быть ясно” для г-на A.Tavernier, если никакого предупреждения не было сделано публично со стороны KVD, и если само ТУРБО не говорит, была какая-то проблема опубликована или нет, указывая только лишь "Неизвестно" ("Onbekend"). Упоминание, что г-н A.Tavernier также участвовал в PWCP-2 – это вообще не имеет никакого значения в контексте сути обсуждаемой темы.

 

Список числа участников от каждой страны был опубликован, а в Швейцарии не так много проблемистов. CPI, поддержанное руководством FMJD, ожидает письменных извинений от г-на A.Tavernier, после чего случай будет считаться исчерпанным.

 

Люди, не осведомленные о том, как это было в действительности, могли легко поверить всему тому, что было написано в тех двух статьях, доверяя авторитету людей, которые их подписали; тем более, что было упомянуто и руководство FMJD. В то время как в действительности все было не так, как это написано в тех двух статьях.

Возможно, упомянув руководство FMJD (“…поддержанное руководством FMJD …”), г-н J. Bus полагал, что само это упоминание усилит в глазах проблемистов его утверждения в адрес г-на A.Tavernier, однако у меня есть определенные сомнения на этот счет.

Я могу представить, как уважаемые люди из руководства FMJD начинают тратить свое ограниченное время для того, чтобы рассмотреть все случившееся в PWCP-2, вместо того чтобы рассматривать другие важные текущие дела, связанные со всей многосторонней деятельности FMJD.

Однако, у меня есть определенные сомнения, что руководство FMJD было проинформировано надлежащим образом. Если FMJD было информировано так, как это написано в двух статьях, упомянутых выше, – тогда это означает, что руководство FMJD было информировано неправильно. Следовательно, поддержка от стороны руководства FMJD – это была неправильная поддержка.

Это не г-н A.Tavernier должен приносить свои письменные извинения.

Это CPI в целом (включая всех членов CPI) и г-н J.Bus в частности должны принести свои письменные извинения г-ну A.Tavernier за неправильное и несправедливое порицание в его адрес.

 

2. Решение жюри.

 

Г-н A.Tavernier послал в своих замечаниях не только указание, касающееся D3 – о том, что D3 представлена в ТУРБО от имени г-на A.Kuijken, но без упоминания источника публикации. Аналогичные замечания г-н A.Tavernier также послал в отношении некоторых других позиций, присланных на PWCP-2, и в тех случаях его замечания (такие же, как в случае с D3) определенно были приняты жюри к рассмотрению (несмотря на то. что все они содержали только ТУРБО в качестве источника публикации).

Наиболее впечатляющим примером является случай с A40.

Давайте сравним его с D3.

 

D3 признана жюри как неопубликованная позиция, и D3 оценена в 87 очков.

A40 признана жюри как опубликованная позиция (см. “Список исключений”, который был обнародован), и была оценена в 0 очков. В своих замечаниях к обеим позициям, D3 и A40, г-н A.Tavernier указал только порядковые номера и имена, под которыми обе позиции были зарегистрированы в ТУРБО.

Было бы логичным, если бы жюри оценило обе проблемы позитивной оценкой, если жюри приняло решение не рассматривать ТУРБО в качестве источника публикации, когда позиция не имеет указания на какой-либо другой источник публикации ("Неизвестно" /“Onbekend”).

Но что мы видим в окончательных итогах?

Мы видим, что D3 (автор – г-н A.Kuijken) оценена в 87 очков, в то время как A40 (автор – г-н D.de Ruiter) оценена в 0 очков.

Мы видим: одна и та же информация была дана г-ном A.Tavernier в отношении обеих позиций, случаи с D3 и A40 идентичны, но жюри были приняты разные решения.

 

Это – чрезвычайно плохая ситуация.

Каждый участник имеет право ожидать равного к себе отношения со стороны жюри.

К сожалению, этого не произошло.

 

    S. Yushkevitch,
    Международный гроссмейстер шашечной композиции,
    Международный гроссмейстер шашечной композиции Почетной Степени


Вы можете загрузить статью (для печати), вместе с оригинальным её текстом на английском языке, в виде Word-файлов в архиве:

S.Yushkevitch. Возвращаясь к комментариям к PWCP-2 -   скачать (ZIP, 24 kb)

Отзывы на статью присылайте по электронной почте, на адрес Webmaster'а (внизу страницы).



© 2001-2013 Gr.Vetrogon,   © 2001-2013 TАВЛЕИ,   Webmaster