ТАВЛЕИ. О русских шашках. И не только... ПЛЮС - лучшие самообучающиеся программы для игры в шашки

ОТКРОВЕНИЕ  ГЕНИЯ

к 70-летию Бориса Ивановича Волкова

[21.11.1938 – 28.04.1997]


Экспрессия и Красота – вот полюсы творчества Бориса Волкова! Эстетическая Мощь – вот его интеграл! В каком бы ключе он ни создавал свои произведения – от острокомбинационных до масштабно-позиционных, от миниатюр до многофигурных – это, как правило, были образцы высшего эстетического накала, многие из которых навсегда вошли в золотой фонд задачного искусства. Вот как охарактеризовал творчество Б.И.Волкова Николай Николаевич Пустынников в своей мини-заметке по случаю его 50-летия («Шашки», № 12, 1988):

"Замечательному композитору, экс-чемпиону СССР, мастеру спорта Борису Ивановичу Волкову исполнилось пятьдесят! Уже в первом конкурсе журнала «Сельская молодежь» в 1962 г. его задача заняла первое место. А во II чемпионате СССР в разделе «задачи-64» он завоевал золотую медаль. И сейчас, участвуя в различных конкурсах, он постоянно в числе лауреатов. Задач, которые без сомнения могут считаться шедеврами шашечного искусства, у Б.И.Волкова достаточно и на малой, и на большой досках."

Мое знакомство с творчеством Бориса Волкова произошло в далеком 1965 году. Я тогда участвовал в первом в своей жизни конкурсе решений, проводившемся газетой «Крымская правда». Восьмым заданием ведущий шашечного отдела этой газеты Григорий Андреевич Рудницкий дал следующую задачу:

№ 1
(«Крымская правда», 05.11.1965)
Второй Всероссийский конкурс, 1964 г.
2-й приз
Запереть дамку и простую (Д+П)

f6-g7 (h8:d8 A), ge5, hg3, f6, c7!, c5 [(a3),b2];

А  (h4:d8), h6, fg7, e7, g7, g5, f8, b4, e1 [(g1),f2].

Что передо мной шедевр, я тогда еще, конечно, не понимал, но ощущение чего-то необычайно прекрасного буквально пронзило меня и стало решающим фактором в выборе направления моего шашечного-композиторского творчества. Через много лет – в 1985 году – я напишу об этом самому Борису Ивановичу, и у нас установится интересная переписка. Думаю, будет уместным привести здесь фрагмент его ответа на это письмо (от 2/IX-1985 г.).

"Здравствуйте, дорогой Семен Иосифович!

Вы написали много лестного о моем творчестве, что даже неловко. Рад, конечно, что как-то удалось воздействовать на Вашу творческую струнку.

Не сомневаюсь, что Ваш потенциал очень высок. У Вас есть задачи на запирание простой на весу в двух вариантах, подобных которым я не могу сделать. Мы вправе ожидать от Вас самых смелых замыслов. Думаю, что Вам по плечу задачи на запирание простой в 3-х – 4-х вариантах, из которых 2 – на весу, и даже 3-х-финальные на весу. Я в это искренне верю. (О том, что эти слова Бориса Ивановича до некоторой степени оправдались, можно судить по моей статье «Партитура Гимбутаса»С.Б.).

Кратко о себе. Родился в 1938 году. В 1967 году закончил Волгоградский с.х. (сельскохозяйственный – C.Б.) институт и с тех пор работаю в Бологое преподавателем технических дисциплин в совхозе-техникуме. Составлять учился в 1959–1960 году по книжке Г.П.Белянина «Шашечные задачи-миниатюры». Служа в армии, с 59 по 62 год, послал письмо с задачами в только что вышедший ж. «Шашки». Получил письмо от Н.Н.Пустынникова. Задачи мои оказались в большинстве или совпадающими, или с побочными. Но окрылили слова Н.Н.Пустынникова: «Верю, что если Вы можете составлять как А.И.Куличихин, то как Б.И.Волков наверняка сможете.» С тех слов и пошло, а уж до чего докатился, судить не мне. Но вот уже четверть века любовь к составлению задач не ослабевает..."

Это письмо интересно не только тем, что в нем Борис Иванович описывает свой путь в композицию, но еще и тем, что оно – своей удивительной теплотой – показывает, что это был прекрасный человек. И конечно же, я был рад тому, что он внимательно следил за моим творчеством, что – при всем различии направлений нашего поиска – свидетельствовало о глубинном родстве наших эстетических установок.

 

А направление поиска Б.И.Волкова отличалось не только от моего. Оно вообще было уникальным. Я бы определил его как финало-эстетическую экспансию, суть которой – в ярко-оригинальной реализации все новых и новых ярко-эффектных финалов. Задающим вектором этого творческо-поискового двуединства была, безусловно, эстетика финала. Вот почему абсолютное большинство композиций Бориса Волкова – это именно задачи со сложными, яркими, оригинальными и парадоксально-эффектными финалами. И все же это было именно двуединство, т. к. – при всем определяющем значении эстетики финала – его высшим творческим кредо всегда был принцип максимального эстетического эффекта, то есть не просто реализация эффектного финала, но его неизменная реализация в органичном единстве с ярким механизмом и идеальным совершенством формы. Но если идеальное совершенство формы – это нередко дело случая и удачи, то механизмы – это всегда сама суть композиторского стиля, и именно эта сторона творчества Б.И.Волкова всегда была равновеликой эстетической мощи его феноменального финало-структурного дара. Если эстетику финала я определил как задающий вектор творческого поиска Б.И.Волкова, то эстетику механизма я бы назвал его мотором, сообщившим ему размах и мощь подлинной экспансии.

И это была действительно экспансия – яркая, мощная, многогранная! Она охватывала весь спектр заданий, начиная от запирания одной простой до сложнейших дамочных заданий, все многообразие жанрово-стилевых разновидностей – комбинационные, позиционные, двухвариантные, многовариантные задачи, задачи-миниатюры, задачи в поддавки, разнообразие шашечных систем – русские, международные, 80-клеточные. Причем особое напряжение этой экспансии сообщал тот факт, что она развивалась сразу в двух – одновременно и противоположных, и взаимодополняющих – направлениях: в финало-экстенсивном и финало-интенсивном. Если первое направление – финало-экстенсивноe – обеспечивало механизменную реализацию все новых и новых финалов, то второе – финало-интенсивное – все новое и новое механизменное воплощение одного и того же финала. И именно такая объемность этой экспансии позволила реализовать ее главную цель – максимальный эстетический эффект – с наибольшей полнотой.

Уникальность направления творчества Б.И.Волкова определялась, как мне кажется, прежде всего, глубинно-фундаментальным синтезом его уже упомянутого мной выше всепроникающего финало-структурного дара, благодаря которому он мог находить все новые и новые фантастически оригинальные финалы, и его ярчайшего трансформативно-механизменного дара, позволявшего ему эти финалы с блеском воплощать. Энергетическим же ядром самого этого синтеза, была, безусловно, его гениальная интуиция, сцеплявшая эти базовые основы в органически цельный структурно-механизменный дар, который и позволял этому одному из величайших новаторов задачного искусства разрешать творческие проблемы самой невероятной сложности.

Но Б.И.Волков был не только новатором-творцом. Прежде всего это был Творец-Художник! И именно эстетическая мощь его творчества была его самой сокровенной сутью. Поэтому, говоря о синтетической природе его художественно-композиционного дара, следует особо подчеркнуть, что высшей степенью ее проявления был тот интегральный энерго-эстетический синтез, который вобрал в себя не только его уникальный структурно-механизменный дар, но и его поистине запредельный дар высшей гармонии, благодаря которому только и может твориться подлинно великое искусство.

Уже первая приведенная мной задача – яркий образец идеального синтеза новаторства и гармонии в творчестве Бориса Волкова. Увидеть такой финал и с таким совершенством его воплотить мог только подлинный Художник-Новатор. И последующие образцы его творчества, к обзору которого я теперь перехожу, уверен, лишь подтвердят это.

Основным направлением системно-тематической эволюции творчества Бориса Волкова было его развитие от преобладания задач в русских до их преобладания в международных шашках и от преобладания тематики на запирание простой до преобладания задач со все более сложными заданиями. Именно в такой последовательности я и предлагаю свой обзор.

 

Итак – задачи в русских шашках.

Начинаю этот обзор с самого простого задания – запирание простой. Именно с этим заданием связан творческий дебют Бориса Волкова, отмеченный его прекрасными шедеврами с запиранием простой на весу. Ясно, что открытие новых финалов здесь было невозможно, т. к. все они уже давно были освоены. Но поражала та ярчайшая оригинальность механизмов, в которых он эти – самые сложные для задачной композиции – финалы реализовывал. Вот где сразу же проявился его ослепительный комбинационный дар! Комбинация – душа его механизмов – стала сразу же основой все новых и новых подходов, все новых и новых механизменных решений сложнейших финало-трансформативных проблем! При этом один навесной финал сменял другой. Вот когда уже началась финало-эстетическая экспансия его творчества!

И вот – «визитная карточка» на эту тему: запирание простой на весу.

№ 2
Третий Всероссийский конкурс, 1965 г.
1-й приз
(«Шашки», 1965-6-1)
П

h4! (e5:g3 A), e5, a3, a1:g7, g5, e5!, e7, a5, e1 [g3];

А  (e1:g3), e1, h4, ef6!, bf6, g7, d4!!, e7, g1, f2 (h4 B), hg3 [h4];

В  (f4), hg3, g1 [h2].

Впервые в этом финале – g3 – осуществлен привод! Да с какой комбинационной мощью и в какой гармонии формы!

Поистине шедевр на все времена!

Несколько нарушая последовательность обзора, приведу здесь прототип этой задачи в международных шашках.

№ 3
Второй Всероссийский конкурс, 1964 г.,
раздел «Миниатюры»
1-й приз
(«Dambrete», 1966-3-87)
П

35! (29:40 A), 35:2!:11:20!!, 16, 49 [40];

А  (49:40), 35:44:22:1!, 1:34, 40, 40-44 (35 B), 45-40 [35];

В  (34), 45-40, 50 [45].

Первый приз этой знаменитой миниатюры Б.И.Волкова на одном из крупнейших соревнований того времени – высшая аттестация блестящего решения оригинальной (на тот момент) темы привода на поле 40!

(В связи с этой задачей хочу отметить интересный нюанс: сообщение о победе этой задачи Бориса Ивановича Волкова во втором Всероссийском конкурсе совпало с первой моей публикацией всесоюзного уровня – в журнале «Шашки», № 4, 1967.)

Через много лет Борису Волкову удастся повторить этот свой знаменитый рекорд – привод на поле g3. Вот этот один из высших образцов задачного искусства:

№ 4
Одесский конкурс, 1991 г.
П

bc3! (b4 A), f4!, e5!, gf2, bc5, hf6, a5, e1 [g3];

А  (b2), e7!, g7, e3, hf6!, d2, e1, f2 (h4 B), hg3 [h4];

В  (f4), hg3, g1 [h2].

Открыт совершенно новый трансформативно-игровой подход! Привод на поле g3 здесь происходит не в вариантном, как в № 2, а глубже и тоньше – в переходном механизме. Вряд ли кому-либо удастся такое повторить!

Эта пара задач (№ 2 и № 4) – один из самых ярких примеров финало-интенсивного направления творческого поиска Бориса Волкова, когда один и тот же финал реализуется в принципиально различных механизмах.

№ 5
«Шашки», 1967-2-35
(исправление)
П

h6-g7 (f8:h6 A), b4!!, e5!!, e5!!, h:c7!, d4!, e1 [f2];

А  (f4:h6), f4!, c5:a3!, d4!, b6-c7!, d4, e7, e1, g7, d4, h4, g3, g1 [h2].

Потрясающая механизменная мощь, с которой реализован многократно разработанный финал f2 – еще один блестящий образец изумительного комбинационного дара Бориса Волкова.

(Примечание: первоначально на поле g1, вместо дамки, была простая, и задача в варианте «А» имела два финала – h2 и h4, однако проверка программой Гимбутаса показала в этом варианте ЧПР, которое я данной заменой устранил.)

№ 6
«Шашки», 1968-4-66
II Чемпионат СССР, 1972 г.
П

cd6! (a3 A), db6, c7!!, c5!, a5:g3!, f4, e1 [d2];

А  (g5), dc7!!, c5, a1:g3!, f4!, f6!, b4, fb2 [a3].

В отчете чемпионата (судья – Н.Н.Пустынников) сказано: «Такое сочетание финалов впервые выполнено в безукоризненной форме.»

Я добавлю: блестящая задача!

№ 7
«Шашки», 1988-1-2867
П

g7! (f6 A), a3-b4, ef2, d6!!, a:g7!, b4!, g5!, a3!, c1 [e3];

А  (h6), a3-b4!, g3-f2!, d6!, b4, c3, f:b6!, d4, a7, h4, g3, g1 [h2].

Грандиозное комбинацинно-механизменное воплощение сложного навесного финала!

№ 8
«Dambrete», 1970-3-573
П

bc3, h2 (g3 A), g7!, hc3!, h6, d2 [b4];

А  (c3), h6!, d2!, g7!, e1!, c5, h4, g3, g1 [h2].

Яркость комбинационной экспрессии воплощения одного из сложнейших навесных финалов – b4 – поразительна!

И вот финал f6!

№ 9
VII Чемпионат СССР, 1990 г.
П

h6! (d6 A), b:e5!, g5!, d4! [f6];

А  (e3), f4!, g7!, fg5, be5, f6, d4, g3, g1 [h2].

Лишь один раз этот поистине запредельный финал покорился гениальному А.К.Ефремову («64», № 3, 1935). Много лет он оставался неприступной вершиной задачного искусства. И только Борис Волков – через 55 лет! – смог взойти на нее еще раз! И как всегда – это был принципиально иной путь! Открыв парадоксально-оригинальную структурно-механизменную основу, он сумел раскрыть ее альтернативно-игровой потенциал и блестяще его реализовать! Вот она мощь его энерго-эстетического синтеза!

Запирание двух простых.

Здесь – исключительно задачи с навесными финалами. Вот одна из них:

№ 10
«Шашечный мир», 1997-1-3
(исправление)

g7 (f8:h6 A), e5!, f8, he7, d4!, b4!, e1 [f2,g3];

А  (f4:h6), g5!, a7!, f2!, g5, hg3, g1 [a5,h2].

Оригинальное альтернативно-финало-трансформативное прочтение сложного навесного финала реализовано элегантно-гармонично и ярко-эффектно!

(Примечание: первоначально на поле e3, вместо дамки, стояла простая, но Антанас Гимбутас нашел в этом случае ЧПР, приведенное им в IX части его «Антологии ошибок» (см. с. 14-9), которое я данной заменой устранил.)

Запирание дамки с простой:

№ 11
«Шашки», 1982-11-2523
V Чемпионат СССР, 1983 г.
Д+П

ec3 (g3 A), h2!, b4!, f4, fd2 [(b2),c3];

А  (h2), ab4!, c5!, d4!, f4, cf2 [(h2),g3].

Один из прекраснейших шедевров задачного искусства! Магия его обаяния непередаваема! Один из самых эффектных финалов в этом задании реализован не только с изумительной простотой, не только в невероятном финало-альтернативном сочетании, не только в ослепительном комбинационном блеске, но воплощен как симфония, как поэма – как высший идеал совершенства!

Отмечу, что именно эту задачу поместил Н.Н.Пустынников в указанном мной выше мини-очерке на первое место среди избранных им образцов творчества Бориса Волкова.

№ 12
«Dambrete», 1970-5-616
Д+П

Взглянув на эту позицию, я подумал – видно, какая-то банальная позиционная скука с заурядными финалами. Но ведь автор-то ВОЛКОВ! Итак – решение!

fd4! (a7 A), cf4!!, h4!, fe7!, c7! (e7), d8, a5 – !!! – [(b6),a7];

А  (b4), a5, cf4!, b2!, cb4!!, b4!, cd6!, b8, h6, c1, f8, b2, g7, e5, c3, c1 [(a1),b2].

Чтобы в такой – зауряднейшей – позиции скрывался ТАКОЙ финал! Это уму непостижимо!

№ 13
«Dambrete», 1963-6-4
третий конкурс журнала «Dambrete»
2-й приз
Д+П

Ясно, что здесь что-то необычное, но что?!

ab6 (с7:a5 A), bc7, d6-c5, a7, he3, d6, b8, g3 – !!!!!!! – [(g1),c3] – Никогда ничего подобного я представить себе не мог!

А  (c3:a5), db4, b4, f8, e7, g7, g3, a3, a1-b2, d2, b2, fe3, c3, c1 [(a1),b2].

Невообразимая красота!

№ 14
«Dambrete», 1964-6-21
третий конкурс журнала «Dambrete»
3-й приз
Д+П

Напряжение чувствуется с ходу. Но какой здесь может быть финал? Похоже, что дамка на h8 с простой на f6. Но не может быть, чтобы ВОЛКОВ ради такого, хотя и интересного, но все же не супер-финала мог пойти на готовый удар в начальной позиции. Что-то тут не то.

РЕШЕНИЕ!!!

hg3 (h4 A), d2, eg7, c3, ce5!!!, d6!, g5 – !!!!!!!!!!!!!!!! – [(h4),f6];

А  (h8), h2, ed6, d6-c5!, g3, d6, e1, b2, d2, e1 [(g1),f2].

Поистине творение Гения! Слова здесь абсолютно бессильны...

Перехожу к задачам на большие задания. Именно в этой сфере – причем как в русских, так и в международных шашках – феноменальный финало-структурный дар Б.И.Волкова проявился в полную силу.

№ 15
VII Всероссийский Конкурс, 1975 г.
(«Шашки», 1975-12-1759)
1-е место
2Д+П

Я помню то волнение, которое охватило меня при первом же взгляде на эту задачу. Как это может быть, чтобы абсолютно невероятное для русских шашек задание сочеталось с такой невероятной простоты позицией?! Уж не ошибка ли это? Но что-то мне подсказывало, что само имя автора этой задачи и ее удивительной гармонии и необычности форма залог того, что передо мной нечто и реальное, и ирреальное одновременно, и решение это мое предчувствие полностью подтвердило.

g3! (f2 A), b8!, a1-b2!!, c3!!, bf4!, fd2 – !!! – [(a1,b2),c3];

А  (f6), ef2!!, b8, e5!, h2!, c1, d2, c3 – !!! – [(e1,g1),f2].

Открытие таких парадоксально-оригинальных финалов – одно из ярчайших чудес задачной композиции в русских шашках!

Следующий пример – композиция, представляющая целую серию финало-парадоксальных задач.

№ 16
III Чемпионат СССР, 1976 г.
(«Шашки», 1976-5-1814)
Д+4П

gf8, h6 (g7 A), c3 (f6), hg5, e3 (g3), e3-f2, c1:a3 [(b4), a5,b8,g3,h2];

А  (c3) b4, df8!, fd2!, d6!, g5, ae3!, gf2!, h2 [(g1), a3,b2,b4,c3].

Открытие оригинального структурно-механизменного комплекса позволило Б.И.Волкову не только воплотить удивительные финалы этой задачи, но также и реализовать другие ранее не встречавшиеся в русских шашках финалы и их сочетания.

Последнюю в этом обзоре задачу-64 Бориса Волкова я даю не без страха, т. к. хорошо понимаю, что сверхсложность ее решения может отпугнуть читателей этой статьи, и все же, несмотря на это, я не могу не привести ее, поскольку, наряду с тем, что это сама по себе одна из прекраснейших шашечных задач, это еще и замечательный образец его изумительного позиционно-механизменного искусства.

№ 17
«Шашки», 1977-10-1978
Д+4П

b6, d8 (h6 A), d8-c7, ed4, f8, de5!, h6!, fg5!!, h4, de7!, g7, g3, e3, b8, a7 (f4), e3, e3-f2, g1 [(c1),b2,c3,d2,h2];

А  (c7), b8, bc7, ab8, b2!, g7, e5, ba7, c1!, c7!, ce3, ab6, b6-c5, e1-d2!, f4, cf2 [(e1),a5,g3,h2,h4].

Немыслимая глубина этой задачи в сочетании с ее эффектно-оригинальным финало-трансформативным комплексом производит неизгладимое впечатление!

В качестве обобщения обзора творчества Бориса Ивановича Волкова в русских шашках приведу слова Николая Николаевича Пустынникова из его судейского отчета об итогах IX Чемпионата Украины 1996 года:

«Буду рад, если ошибусь, высказав мысль, что задача на доске-64 весьма исчерпана и только гениям, как ... и Б.И.Волков, под силу находить в ней что-то существенно новое, выдающееся.»

(Многоточием я отметил имя еще одного, указанного здесь Н.Н.Пустынниковым проблемиста – участника этого чемпионата, – которое я не привожу, чтобы не нарушать цельность статьи.)

 

Безграничная фантазия великого Мастера, с блеском продемонстрированная им в рамках 64-х-клеточной доски, получила новый импульс с его выходом на просторы международных шашек. Вот, что писал Борис Иванович в уже цитированном мной письме по поводу этого расширения сферы своего творчества:

«Помню, что переход на 100-клеточную доску был трудным. Да, собственно, процесс освоения никогда нельзя считать законченным. Если так сочтешь, значит, остановился в творчестве, а это крах. Даже в малой доске исчерпано далеко не все...»

В этих словах я вижу не столько техническую сторону этих трудностей, сколько глубинную психологическую подоплеку этого перехода, осуществленного одним из величайших творцов шашечной гармонии, раскрывшим сокровеннейшие тайны русских шашек и с болью осознания недораскрытого и недовоплощенного в них отправившимся на освоение новых пространств и сфер, манивших поистине беспредельными перспективами.

Первая задача – и сразу же парадокс!

№ 18
«Шашки», 1980-6-2278

Спрашивается, как вообще в этой открытой позиции можно запереть две дамки? В одном из вариантов оно, конечно, понятно – дамка на поле 5 уже заперта, а вторая будет где-то внизу. Но второй-то финал, в котором дамку 5 надо выпускать, он-то где будет? Да и кроме того – как эта завораживающая элегантность позиции, в которой все так легко и ни малейшего напряжения, может таить в себе решение, где без напряжения никак не обойтись? Как же все-таки к ней подступиться? Где ее тайный код? А решение действительно магическое!

13-37! (50 A), 13-9, 11-7, 37-19!, 19-8!, 14-41!! (Вот это напряжение!), 49-43!, 19, 28, 37!, 32! [(46,41)!!!];

А  (7), 27!, 47-42, 7!, 27-22, 22, 37-32, 42, 38 [(5,47)].

Просто, эффектно, невероятно!

А вот задача, которая, я уверен, привела в восхищение всех ценителей задачного искусства.

№ 19
«64-Шахматное обозрение», 1980-18-1211
2Д+2П

29-1! (42 A), 27-13!, 19-32!, 47, 7, 20, 30, 39-43 [(42,49),35,38];

А  (47), 10!, 36-41!, 7, 20, 48-42, 30, 48, 44-49, 49-38, 41 [(36,47),16,42).

Здесь все необычно: оригинальность конструкции, парадоксальные финалы, небывалые механизмы. Здесь все совершенно: и чеканная игра, и идеальная форма. Здесь все впечатляет: и величественный замысел, и мощная энергетика его воплощения. Здесь все завораживает: Фантазия, Логика, Гармония. Здесь все прекрасно!

Почти тридцать лет прошло с момента появления этого одного из величественнейших и прекраснейших образцов задачного искусства, но его эмоциональное воздействие не только не уменьшилось, но, наоборот, еще более возросло, ибо из одномоментного шока парадоксальности открытия оно с течением времени трансформировалось в глубинное чувство непреходящего откровения.

Да, вот оно и название для статьи, которое я так долго искал, – Откровение Гения!

Следующая задача – еще один впечатляющий пример финало-структурного новаторства Б.И.Волкова в международных шашках.

№ 20
XX Всесоюзный конкурс, 1987 г.
3Д+3П

28-23, 25 (43 A), 25-30, 36, 32!, 26-42, 47 [(1,43,49),6,35,38];

А  (41), 27-49, 34-30, 25-34, 12-29!, 17, 42, 22, 32, 49, 38,48 [(41,46,47),36,37,42].

Невообразимое сочетание финалов! Мощная энергетика структурно-механизменных трансформаций! Колоссальная – словно перед тобой Вавилонская Башня – конструкция! И все это в поразительной цельности – в не виданной ранее гармонии грандиозности! Вот он истинный масштаб Творчества!

И – last but not least!

№ 21
«Шашки», 1980-9-2305
Д+3П

14-9!!! (26 A,B), 18-29, 29-42, 6!, 6-28, 32, 37, 34-39, 49 [(48),38,42,43];

А  (46), 18-29, 13!, 48!, 44-28, 37, 17-8! [(46),2,36,41];

В  (50), 18-23, 40, 43, 11-16, 28, 39, 49 [(50),36,44,45].

Задача с тремя разнофинальными вариантами, которые начинаются с первого хода, – это всегда чудо. Но задача с таким заданием и с такими финалами – это поистине чудо из чудес!

 

Этой замечательной композицией я завершаю демонстрацию избранных задач Б.И.Волкова в международных шашках, а вместе с ним и общий обзор его творчества. Несмотря на всю его неполноту, я надеюсь, мне удалось главное – представить ключевые направления и аспекты этого многогранного творчества с максимально возможной в рамках юбилейной статьи репрезентативностью.

В заключение статьи в целом хочу сказать, что не считаю абсолютно бесспорными свои теоретические выводы, сделанные в ней, т. к. прекрасно понимаю, что в вопросах искусства не может быть единственно верного мнения. Это мое – далеко не исчерпывающее – исследование-эссе о творчестве Бориса Ивановича Волкова – просто мои личные размышления о проблемисте, гениальное творчество которого всегда отзывалось во мне музыкой гармонии и совершенства, которую я и попытался, в меру своих сил, передать средствами слова. Бесспорным же я считаю только одно – саму эту бездонно-прекрасную музыку, рожденную великим искусством великого Художника!

 

    Семен Беренштейн,
    гроссмейстер Украины по шашечной композиции
    /05.11. – 05.12./2008 г., Германия, г. Галле


Вы можете загрузить статью (для печати) в виде Word-файла в архиве:

С.Беренштейн. Откровение Гения -   скачать (ZIP, 99 kb)

Отзывы на статью присылайте по электронной почте, на адрес Webmaster'а (внизу страницы).



© 2001-2017 Gr.Vetrogon,   © 2001-2017 TАВЛЕИ,   Webmaster