ТАВЛЕИ. О русских шашках. И не только... ПЛЮС - лучшие самообучающиеся программы для игры в шашки


Пятнадцать лет спустя
или
Интервью с Мастером - 2


Тавлеи. Вы добились нового успеха на международном уровне – стали победителем представительного Международного Конкурса по шашечной композиции, посвящённого памяти известного литовского проблемиста Альвидаса Йовайшаса. Расскажите о подготовке к нему и о своих творческих достижениях в конкурсе.

 

С.Ю. В конце лета 2015 года я решил, наконец, привести в порядок свой авторский архив, где царил полный хаос. Много было эскизов, незавершенных произведений, схем – и в проблемах, и в этюдах. Все это копилось годами, с начала 2000-х. Работы оказалось порядочно, но я никуда и не спешил, постепенно разгребая «завалы» и доводя до ума то, что можно было довести. И вот в ноябре 2015 я увидел объявление о конкурсе памяти А.Йовайшаса. Оно меня заинтересовало, прежде всего формой: определение мест в нем предполагалось по сумме выступлений в трех разделах, согласно оценкам, которые бы напрямую зависели от занятых мест, а не от их произвольного «отфонарного» выражения в цифрах, зависящего от мнения каждого судьи.

Впервые, насколько мне известно, такой принцип выставления оценок предложил Е.Зубов (Россия) в «Кубке мира» 1998-2001 гг. Сегодня я нахожу его оптимальным (такой принцип идентичен принципу подведения итогов по наименьшей сумме мест, занятых позициями, как это было организовано в недавно закончившемся конкурсе памяти видного литовского эксперта в шашечной композиции А.Гимбутаса). Этот принцип более соответствует понятию «спортивная композиция»: получи очки за место, которое ты занял. А существующая система (прогрессивная во времена её установления в СССР в 1970-х гг.), когда даются очки «от фонаря», сегодня приводит, как правило, к бесконечному скулу обиженных, к примеру, на форуме МиФ. Начинаются сравнения позиций из разных соревнований, типа «а вот в том конкурсе эта проблема была оценена в так-то, разве можно было столько давать по сравнению с моей» – и т.д., и т.п. А при системе «сначала место – потом оценка за место» ничего подобного произойти не может. Заняла какая-то позиция первое место – получи автор свои 100 очков за первое место. То оказалась слабая позиция? Возможно, и слабая, но в том конкретном соревновании она оказалась сильнее остальных.

Я посмотрел свои проблемы на предмет возможных кандидатов для участия в конкурсе памяти А.Йовайшаса. Нашел из опубликованных одну проблему, достойную конкуренции на призовые места (в итоге она завоевала 1 место в категории больших проблем), но больше ничего для конкуренции на самом высоком уровне толком не было. Был ряд перспективных фрагментов механизмов, которые, однако, ничем не заканчивались: не было не только приличных финалов, но и вообще никаких.

До этого конкурса я участвовал в международных соревнованиях в жанре стоклеточных проблем аж в 2008 г. (не считая одноразового участия в матче Беларусь-Украина, который считать «международным» можно с большой натяжкой), в цикле из трех конкурсов под общим названием «Лига наций», где занял второе место после А.Кёйкена (Швейцария). Будучи Президентом CPI ФМЖД в 2001-2005 гг. я не считал этичным участвовать в конкурсах проблем, в отличие от моих преемников – Я.Бюса (Голландия) и В.Матуса (Россия), моего «заклятого друга», как он сам определил свое отношение ко мне в своем «Заявлении», опубликованном на сайте «Планета» 11 мая 2016 г. У меня были свои принципы (аналогичные принципам Е.Зубова в этом отношении), у Я.Бюса и В.Матуса – другие. И, как стало впоследствии выясняться, например, на форуме МиФ, эти другие принципы, я имею в виду моего «заклятого друга», имеют определенный запах, запах субстанции мягкой и податливой. Для кого-то это могло оказаться неприятным сюрпризом, но только не для меня: я, напротив, даже был слегка удивлен, что «пленка стала проявляться».

В чемпионатах мира, которые организовывали сначала Я.Бюс, а затем В.Матус, у меня не было доверия ни к некоторым координаторам, ни к некоторым судьям.

Но в конкурсах и «Лиги наций», и в объявленном конкурсе памяти А.Йовайшаса у меня не было сомнений в честности координаторов: людей, принимающих и позиции, и судейские оценки. Поэтому, в этом отношении, я был спокоен насчет того, что не будет ни задержек с объявлением итогов, ни извещений какого-либо судьи об уже присланных оценках других судей, ни прочих «хитростей», шитых белыми нитками.

И вот, работа по «разгребанию завалов» была проделана приличная, многое удалось довести до ума, в том числе схемы, реализация которых и привела к успеху в конкурсе памяти А.Йовайшаса.

 

Победу в нем мне принесли две большие проблемы (категория С).

Вот первая из них, которая заняла 1 место. Она была опубликована в «Hoofdlijne» № 175, в августе 2013 г. и подходила под условия конкурса.

 

С.Юшкевич, № 29-С  (согласно регистрации в конкурсе)

449, 361, 7, 10, 3, 49, 35, 46(04-10 A), 338 – В.Локотьянов, «64» 15.10.1927: (14), 23(10), 19, 5+.
   A (9), 338, 3+.

 

Кульминацией механизма является позиция, возникающая после 4-го хода 10:

Ход чёрных

 

«Стартовой точкой» замысла № 29-С явилось большинство на 2-м ходу с участием чёрной дамки. Сам по себе бой чёрной дамки 47х35 новым, конечно, не является, но тут важно в каком сочетании, с какими другими направлениями взятия такой бой представлен, и, разумеется, из чего состоит дальнейшая игра в комбинации.

Приступил я к этой схеме примерно эдак в годах 2009-2010. И ничего толкового не вышло. Я не видел достойных продолжений комбинации. Видимо, не было сильного желания довести до ума эту схему. Потом я её периодически бросал, возвращался – и все без толку. А вот когда мне пришла в голову счастливая мысль поискать возможности окончания механизма путем заброски чёрной дамки на поле 5 – это и привело к успеху, хотя конечный эндшпиль я нашел не сразу (а уже потом выснил, что его автор – В.Локотьянов; на 100-клеточной доске этот эндшпиль нашел S.van Dijn в 1937 г., согласно базе данных программы ТЮРБО). Эндшпиль неяркий сам по себе, но он полностью соответствует современным требованиям (и к проблемам, и к этюдам). А как завершение комбиниционной проблемы – так он 100% подходящий: в проблемах заброска чёрной дамки на поле 5 при белой дамке на поле 46 (если она не приводит к финалу 46/5) – всегда интересна, а здесь она дополнена «большинством» при чёрной шашке 4, что, вероятно, сделано впервые. Также нечасто увидишь проблему, в которой белая дамка в ходе размашистой комбинации пропутешествовала по всем бортовым вертикалям и горизонталям.

Пропустив конечный результат через базу данных программы ТЮРБО, я обнаружил, что финал В.Локотьянова в проблемах-100 был оформлен не то раз, не то два, не помню точно, – и, надо сказать, достаточно примитивно: никаких красивых взятий на «большинство», тем более с пятикратным его применением, там и близко не было.

Как это часто бывает, в процессе работы над этой схемой, возник ряд вариаций, две из которых я покажу.

 

С.Юшкевич

250, 361, 7, 1, 3, 49, 28, 01-40, 9, 43. Опубликована в «Hoofdlijne» № 176, сентябрь 2013, в решении к № 29-С; легальность расстановки доказывается легко, ретро-ходы: (03х14) 20х09 (09-14).

 

В этой вариации оформления схемы есть хорошие элементы механизма: проход белой простой в дамки с горизонтали 36-40, попадание белой дамки на горизонталь 46-50, жертва дамки 01-40, но по зрелищности они уступают заброске чёрной дамки на поле 5 в проблеме 29-С, «большинство» применяется четыре раза (а не пять, как в 29-С), да и отдача двух белых без выбора взятий и без применения «большинства» (25х43) игру не украшает (но и не является недостатком, согласно Международным правилам). Хотя, в данном случае, термин «отдача» неприменим к взятию чёрными (23х43), ведь «отдача» подразумевает свободу выбора: либо отдавать, либо не отдавать. А перед ходом чёрных (25х43) у белых не было свободы выбора, они были обязаны совершить обязательный, по правилам игры, ход – взятие 34х3.

 

С.Юшкевич

31, 27, 45, 3, 20, 49, 29, 450, 39+. Первая публикация.

 

Эта вариация слабее предыдущей, и в ней также есть отдача двух белых без выбора взятий и без применения «большинства» (25х43), но проблема годится для публикации, хотя бы потому, что попадание белой дамки на горизонталь 46-50 в приемлемой для проблем расстановке, равно как и попадание чёрной дамки на горизонталь 1-5, всегда представляет интерес.

 

Второе место в категории С заняла проблема с еще более длинной историей ее оформления.

 

С.Юшкевич, № 30-С

38, 7, 33, 30, 4, 12, 7(19), 2(50), 35(7), 1(22), 44, 12(39), 17, 17+.

 

Кульминацией механизма является позиция, возникающая после 3 хода 33(50):

Ход белых

 

Вот этот элемент – 19х30 с последующим пробоем в дамки – зерно всего механизма. Я нашел его в начале 2000-х гг., и очень долго пытался найти его достойное продолжение, перенося его в разные части доски, в том числе и с «зеркальным» отображением. Примерно в 2004-2005 гг. удалось его оформить в проблеме, оканчивающейся финалом с одной белой дамкой, нормальной проблеме, но публиковать тот результат мне не хотелось. Не было ощущения, что все возможности поиска исчерпаны. А публиковать тот результат, как это делают некоторые, чтобы «застолбить идею», я не собирался. Что толку «застолбить», если ты не в состоянии прилично оформить? Таким путем ты показываешь находку – и возникает большой риск, что ее оформят и без тебя, а ты потом будешь пищать, что «идея – моя!». Да, твоя, но толку с того нет, если ты расписался в собственной беспомощности как проблемист.

К оформлению этого элемента я возвращался периодически, примерно через каждые два-три года – и все безрезультатно. Естественно, я к нему вернулся и в конце 2015 г., разгребая «завалы». Тем более – появился стимул: одна достойная проблема для конкурса памяти А.Йовайшаса была (№ 29-С), и это «согревало душу». О новом эндшпильном мотиве, возникающем после боя 16х07 я и не помышлял. Как и подобный мотив в № 29-С, этот мотив неяркий сам по себе, но он также является достойным окончанием проблемы, к тому же, он ранее не встречался, в отличие от эндшпиля в № 29-С, автор которого – В.Локотьянов. Несмотря не его неяркость, оформить этот мотив, если отталкиваться от него – непросто, чтобы это имело вид. Как и в случае с № 29-С, в процессе работы также появились несколько вариаций, но публиковать их я пока воздержусь.

Если сравнивать обе этих проблемы, то лично я ставлю несколько выше все-таки № 30-С. При всех привлекательных качествах № 29-С (её отличная, для проблем, расстановка – тоже одно из её достоинств), в № 30-С комбинация с пятикратным «большинством» в нормальной (для больших проблем) расстановкой проходит с меньшим использованием бортовых полей, что всегда делает игру более «воздушной», что ли. Да и использованные в ней «большинства», как по мне, преимущественно, более редкие, если не вообще новые, Привлекает и то, что на диагонали 47-15, по которой белые осуществляют бой в дамки, в начальной расстановке нет ни одной белой шашки, а поле 33, с которого белые бьют, в начальной расстановке занято чёрной шашкой, и то, что в ходе комбинации белая дамка останавливается в центре доски – на поле 12. Также и ударный ход чёрной дамки с поля 50 на поле 9 тоже очень редкая деталь. И, конечно, бесспорным достоинством обеих проблем является отсутствие шашек противоположного цвета на преддамочных горизонталях (присутствие белой шашки 6 при чёрной шашке 1 в расстановке № 30-С я считаю нормальным, равно как и присутствие в расстановке чёрной шашки 45 при белой простой 50 в других случаях).

 

Весомый вклад в мою победу внесла и проблема 51-В, которая разделила 1 место в категории В с проблемой Бени Моркуса.

 

Б.Моркус, № 37-В

43, 172, 2, 31, 13, 2, 5+. Опубликована на форуме МИФ, топик Проблемы, 21.06.2013.

 

Деталь 35х31, вероятно, новая, пятикратное большинство тоже достоинство, но эти элементы (конечно, заслуживающие уважения) меркнут в моих глазах из-за наличия белой шашки на поле 7, которая в ходе решения превращается в дамку (об этом подробнее – далее).

 

С.Юшкевич, № 51-В

43, 31, 40, 35, 4, 15, 5+.

 

Сердцевиной замысла здесь является механизм со 2-м ходом 31. Он также был у меня намечен в различных направлениях, но здесь к нему удалось присоединить новый (возможно) заключительный удар девяти чёрных шашек, и, кроме того, удалось найти редкое (возможно, новое) попадание в дамки белой простой с поля 45 тихими ходами 45-40, 40-35 и т.д. Проблема выглядела бы ещё лучше, если бы шашка 48 стояла на 49, но тогда возникало побочное решение, что недопустимо для соревнований.

 

Помогла добиться успеха и проблема 50-В.

 

С.Юшкевич, № 50-В

24, 4, 24, 40, 18, 49, 37(46), 21, 5+.

 

Эта проблема по своей экспрессии, бесспорно, уступает трём предыдущим, но, тем не менее, мне показалось, что она вполне конкурентоспособна бороться за место ПОД ЧЕРТОЙ призовых, что и подтвердилось в итоге: она заняла 5 место в категории В. Мне трудно было поверить в то, что ее механизм (попадание белой дамки на горизонталь 46-50, двукратное попадание чёрной дамки на поле 46, второй раз – после ударного хода белых 48х37), ранее не встречался, и я, помимо базы данных ТЮРБО, «прошерстил» заново пять томов Антологии Я.Пеннигса на 46/5-5/46. Несмотря на, казалось бы, простоту механизма в № 50-В, я ничего похожего не нашел.

Проблема № 50-В, по нынешним меркам, выглядит по своей расстановке как некое ископаемое, своего рода «мамонт». Ведь сегодня на конкурсах, как правило, доминируют проблемы «нетрадиционной ориентации»: «перевёртыши», где белые хозяйничают на преддамочной горизонтали 06-10, в ходе комбинации превращаясь в дамки, а потом начинаются подсчеты жертв белых дамок, которые получить проще парёной репы, одним ходом – умора, однако! Хотя и у меня самого были проблемы с белой шашкой на преддамочной горизонтали, я им давал жизнь в исключительных случаях, для показа экстраординарных деталей механизма, а не так, как сейчас, когда такие шашки превратились в «мейнстрим» проблематики на постсоветском пространстве. В меньшей степени, но также вредят общему впечатлению от проблемы и несколько чёрных в расстановке на преддамочной горизонтали 41-45 (если бы одна – это было бы полбеды, в случае показа яркой идеи такая шашка не столь большой минус, как армада белых, готовых стать дамками). Если в миниатюрах одна/две шашки на преддамочных полях, которые в ходе решения превращаются в дамки и играют роль в комбинационном механизме, хоть как-то можно оправдать, типа «в эндшпиле всякое бывает», то в проблемах такие шашки – серьёзный минус. По этой причине, лично для меня, проблемы с такими шашками на высокую эстетическую ценность претендовать уже не могут (я говорю сейчас о проблематике на 100-клеточной доске, но и в русские шашки такого «добра» навалом).

Лично я смотрю проблемы–«перевёртыши» один раз, в лучшем случае. Возвращаться к ним снова – не хочется, на них и один раз смотреть противно. И дело не в пресловутой «практичности»: любая экзотика, любой «клубок» белых и чёрных возможны, если при этом сохраняется логика противостояния белых и чёрных.

Как по мне, «перевёртыши» недостойны конкурировать с проблемами, в расстановке которых нет белых шашек, расположенных на преддамочной горизонтали, если говорить о проблемах только с простыми шашками. Ведь это же совсем другой уровень составления, более примитивный: у тебя в руках, по сути – почти дамки, если белые стоят на горизонтали 06-50, а составлять, имея почти дамки, во сто крат легче, чем в эти дамки попасть хотя бы с горизонтали 11-15, уже не говоря о более отдаленных от дамочной линии горизонталях. Это ещё куда ни шло в миниатюрах, но в проблемах это капитальный недостаток. «Перевёртыши» превратились в своего рода «касту», в которой воцарились свои нормы. Если бы я сейчас, а не полвека назад, посмотрел, что это такое – композиция, в которой присутствие «перевёртышей» рассматривается как норма – я не стал бы заниматься композицией.

Я бы сказал так: проблемы без шашек противоположного цвета на преддамочных полях (исключения – белая простая 6 при чёрной простой 1 и чёрная простая 45 при белой простой 50) – это нечто вроде так называемого «Гамбургского счета».

(Из Википедии: «Гамбургский счёт» – идиома русского языка, обозначающая подлинную систему ценностей, свободную от сиюминутных обстоятельств и корыстных интересов; это выражение означало намерение русских цирковых борцов конца XIX – начала XX века выявить в своей среде действительно самого сильного. Обычно на арене цирка победитель схватки определялся заранее, по договорённости. Но один раз в году борцы, будто бы сходившиеся вдали от публики и работодателей в гамбургском трактире, выясняли в честной борьбе, кто же из них на самом деле сильнее других.)

А проблемы с подобными шашками, которые становятся дамками в ходе комбинации – это очковтирательство.

 

По сравнению с «перевёртышами», в которых сохранение хоть какого-то подобия логики противостояния белых и чёрных полностью игнорируется, № 50-В будут смотреть не только проблемисты, но и нормальные люди: на её расстановку можно и смотреть без отвращения, и даже запомнить как нечто, заслуживающее внимания.

 

Что касается раздела миниатюр (категория А) конкурса памяти А.Йовайшаса, то в нём мои миниатюры не были оценены высоко из-за наличия идейных предшественников (ИП). Вот один из них:

 

А.Моисеев,  «Дамбрете» № 9, 1989 г.

18, 3 и возникает промежуточная позиция (промежуточная между комбинацией и заключительной позицией решения; согласно международным правилам, такую промежуточную позицию принято называть «Эндшпильная позиция»):

 

Промежуточная позиция А.Моисеева

Ход чёрных

В этой позиции чёрные проводят контркомбинацию, приводящую к эндшпилю с оригинальной жертвой двух шашек по выбору:

(30, 25, 24) 9(350), 4(34), 29(32, А), 10(38), 15(42), 47+.
    А (22), 27(40, В) 22(45) 50+.
   В (39), 49+.

 

Я не знал эту миниатюру А.Моисеева, «Дамбрете» последних годов его существования у меня не было. Эндщпиль с жертвой я нашел сам, и оформил его в более привлекательном виде.

 

С.Юшкевич, № 54-А  из конкурса памяти А.Йовайшаса, 2016 г.

VP (Variant principal / Основной или Тематический вариант / ОВ, ТВ)

9(48, VP1), 26, 28, 24 и возникает промежуточная позиция:

 

Промежуточная позиция С.Юшкевича

Ход чёрных

Вот эта промежуточная позиция (абсолютно похожая на позицию из практической игры, где, казалось бы, вряд ли может быть что-то интересное), во-первых, внешне гораздо красивее промежуточной позиции у А.Моисеева, и, во-вторых, здесь есть второй тематический вариант:

ОВ: (19), 13(24, A), 20(24), 9(350), 4(34), 29(22, B), 27(40, C) 22(45) 50+.
   ОВ1 (14), 26, 28 и т.д., как в ОВ+.
   A (30), 9(35, VP2), 3(40), 25(44), 282(49), 28(21), 18(3), 24(8), 12+.
   B (32), 10(38), 15(42, B1), 47+.
   B1 (43), 49+.
   C (39), 49+.
   ОВ2 (24), 20(24), 9 и т.д., как в ОВ+.

 

Оценка моей миниатюры в конкурсе справедлива, но если бы я выбирал из этих двух одну, скажем, для книги, то я бы выбрал свою, но не потому, что она моя, а потому что для книги (для истории) следует выбирать лучшее из всех возможных вариантов оформления.

Моя миниатюра лучше миниатюры А.Моисеева и потому, что в ней эндшпиль с двумя ТВ, и потому, что промежуточная позиция красивее, и потому что небольшая комбинация, приводящая к промежуточной позиции – все-таки, несмотря на её непродолжительность, комбинация, тогда как в миниатюре А.Моисеева комбинация крайне короткая (если к полутораходовому маневру «поддал-забрал-остановился» вообще применимо слово «комбинация»). Но для конкурса – что толку, что она лучше, если идея у А.Моисеева показана раньше. Вечная дилемма: у одного лучше, у другого раньше.

 

Подобный случай произошел и в конкурсе памяти А.Гимбутаса. В категории В в финал не попала миниатюра А.Николаева из-за ИП – проблемы Б.Фёдорова.

 

Б.Фёдоров  (из моей книги «Первый чемпион мира», 2012 г.)

283, 30, 13, 20, 38, 30, 22, 11 и возникает промежуточная позиция с двумя ТВ:

 

Промежуточная позиция Б.Фёдорова

Ход чёрных

(45 А), 2, 50.
   А (29) 2, 35.

 

Теперь смотрим позицию А.Николаева.

 

А.Николаев, № 65-В  из конкурса памяти А.Гимбутаса, 2016 г.

39, 11, 127 – и возникла промежуточная позиция с двумя ТВ.

 

Промежуточная позиция А.Николаева

Ход чёрных

(45 A), 2, 50+.
   A (18/34), 2, 35+

 

Разница между промежуточными позициями в проблеме Б.Фёдорова и А.Николаева – только лишь в расположении трех чёрных шашек. А в этих обеих проблемах промежуточная позиция – суть обоих произведений, поэтому оригинальности в миниатюре А.Николаева недостаточно, чтобы претендовать на высокое место в конкурсе, ведь оригинальность замысла – пожалуй, основной критерий для оценки в конкурсе. Но для книги я бы отобрал не позицию Бори Фёдорова, несмотря на нашу с ним дружбу, а позицию А.Николаева, она более совершенна по форме и гораздо более доступна для восприятия за счет менее отталкивающей начальной расстановки.

 

В подтверждение вышесказанному приведу классический пример.

Давно известна позиция:

 

M.Ку

40(50) 30, 39.

 

А вот позиция из книги М.Дюфора, изданной А.Эверá в 1807–1808 гг.: “Собрание шашечных комбинаций и сложных окончаний партий” (“Recueil de Coups de Dames et de fins de parties difficiles”).

 

33, 39.

 

В чем же оригинальность позиции M.Ку (ведь после полутора полуходов – полный повтор, поэтому, на мой взгляд, позиция M.Ку – не более чем обработка позиции из книги М.Дюфора)?

А оригинальность – только лишь в более приятной для глаза, и потому более запоминающейся расстановке, то есть – в более удачной форме (продление решения на один ход тоже неплохо). Поэтому и знают эту позицию как позицию M.Ку, но если бы она участвовала в современном конкурсе, то высокой оценки она бы не получила, а, скорее всего, вообще была забракована как недостаточно оригинальная.

Похожее случилось и со второй моей миниатюрой из категории А, в которой её основной вариант совпал с уже известным приемом (но не мне – на тот момент, когда я посылал миниатюры на конкурс) из миниатюры автора S.van Eijk. У меня есть одна его книга миниатюр, которую я с трудом досмотрел до конца, и возвращаться к его творчеству у меня желание пропало. Поэтому я и пропустил совпадение основного варианта.

 

Тавлеи. Прекрасный рассказ, который «тянет» на большую аналитическую статью!

 

<< Назад  |  Вперёд >>


© Сергей Юшкевич





© 2001-2018 Gr.Vetrogon,   © 2001-2018 TАВЛЕИ,   Webmaster