ТАВЛЕИ. О русских шашках. И не только... ПЛЮС - лучшие самообучающиеся программы для игры в шашки


Пятнадцать лет спустя
или
Интервью с Мастером - 2


Тавлеи. Нельзя в интервью обойти вниманием Ваш фундаментальный труд «История шашечной проблематики», изданный в 2013 году в Харькове. Сама поднятая тема представляется мне неподъёмной для одного человека. Расскажите немного о том, как готовилась эта книга, какие сложности в процессе издания пришлось преодолеть.

С.Ю. Почему неподъемной? Я же смог её поднять и реализовать. Это мог сделать любой из русско-язычных проблемистов, кто в течение свыше сорока лет собирал произведения шашечной проблематики, литературу, кто владеет английским (для общения с голландцами) и французским – для изучения французских текстов в оригинале, кто разбирается в тонкостях композиции, в разных подходах к ней в разных школах композиции, кто изучил развитие композиции в СССР, начиная с 1920-х гг. Это мог сделать любой из голландцев или французов, кто бы знал русский язык. Д.Клеен же сделал такое в 1944 г., правда, ему и охватывать было не такое огромное количество материала, да и стоклеточная проблематика была в СССР до Второй мировой войны в зачаточном состоянии, и знания русского языка для её изучения не требовалось.

Я приглашал в соавторы в 1990-х гг. некоторых голландских проблемистов – с их помощью было бы намного проще охватить голландские тексты. Но все они отказались.

 

Идея написать такую книгу возникла после того, как в 1993 г. я приобрел книгу Д.Клеена «Развитие шашечной проблематики», изданную в 1945 г. (“Geschiedenis der Damproblematiek”). Книга Д.Клеена охватывала исторический период развития проблем от 18 века до 1944 г. В ней, помимо проблем, также были приведены очень краткие биографические сведения об авторах и спортивные итоги конкурсов по композиции, состоявшихся до того времени. После Второй мировой войны проблематика стала развиваться намного интенсивнее, она также стала более «интернациональной», и я подумал, что неплохо было бы это все подробно охватить.

В 1993 г. у меня уже была солидная коллекция проблем, и немало биографической информации о проблемистах, включая ряд фотографий, но я понимал, что этого недостаточно. И вот с того я начал собирать недостающую информацию, и без помощи некоторых людей – все они перечислены в книге – у меня бы не получилась книга настолько полной, насколько она получилась. Таким образом, работа над моей книгой «История шашечной проблематики» продолжалась 20 лет, с большими перерывами. Но у меня уже был опыт написания книг по композиции, и это облегчило процесс её создания.

Вплотную я приступил к написанию книги в 2005 г., и планировал я её писать на английском языке, имея в виду как конечного адресата голландских и французских шашистов, прежде всего, поскольку таким образом можно было бы окупить расходы на её издание (а спонсора ещё предстояло найти). Писал я её долго. Я имею в виду не сам процесс написания текста, а понимание содержания образа, характерного для той или иной эпохи, страны, или же для творчества выдающихся проблемистов. Информация о каждом проблемисте добывалась по крупицам, из различных периодических изданий, и также из личной переписки. На английском языке я написал первые четыре главы, но в году примерно 2007–08-м ко мне обратился В.Матус с предложением отобрать и проверить лучшие проблемы из существующих в стоклеточных шашках для задуманной им книги лучших проблем в истории композиции-100. Я ему ответил, что пишу книгу, которая шире, чем просто подборка лучших проблем. Он предложил свою помощь в поиске спонсора, но с тем, чтобы книга была на русском языке. Я подумал и согласился с его аргументами, однако искать спонсора без полностью готового материала было бессмысленно.

А в году, кажется, 2012-м В.Матус сообщил, что помочь в этом поиске более не может, но книга была на тот момент уже почти готова. И переводить её всю на английский, без гарантии публикации, означало бы «мартышкин труд». Я закончил книгу (набор, вёрстку, дизайн диаграмм я делал сам, идеи художественного оформления книги – тоже мои, в выборе формата книги меня проконсультировал Е.Зубов) в 2013 г. и издал её за свой счёт. В ходе работы над ней и контактов с французскими проблемистами я в немалой степени усовершенствовал свой французский, с которым познакомился впервые в 1975 г. в Брюсселе, и который начал изучать самостоятельно в 1995 г.

Ещё когда я готовил в 1994 г. к изданию «Мир миниатюр» и тесно общался с коллективом издательства «Фолио», я узнал бытующую в той сфере поговорку: «Нет книги без ошибки». Это воистину так, и в моей книге ошибок немало. Можно было бы проверить свыше 3000 позиций заново, но затягивать издание ради 100% проверки уже публиковавшихся ранее позиций на дефекты и – в который раз! – проверки правильности написания фамилий зарубежных авторов означало бы подвергнуть риску издание книги в 2013 г. А что-то мне подсказывало тогда, после ЕВРО-2012, что затягивать с её изданием – рискованно, что нечто зреет в воздухе турбулентное, скажем так. И если бы я не издал её тогда, я бы не издал её ни в 2014 г., ни, тем более, сейчас. Я имею в виду произошедшую инфляцию. Что же касается найденных ошибок – я их все отмечаю, это пригодится для возможной перепубликации книги в будущем.

 

Тавлеи. Лично мне импонирует в Вашей работе не столько охват материала и фундаментальный (энциклопедический) подход к истории композиции различных стран в разрезе развития проблематики в целом, сколько Ваше понимание менталитета народов, специфики шашечных школ вплоть до индивидуального стиля (!) каждого из мало-мальски известных проблемистов. Как Вам удалось «объять необъятное»? – по-прежнему за гранью моего понимания...

 

С.Ю. Можно.

Можно и «объять необъятное», и, как говорил незабвенный Николай Янович Азаров [премьер правительства Украины при Януковиче – прим. Тавлеи], «впихнуть невпихуемое».

Можно – если следовать завету Блеза Паскаля: «В отношении пространства, Вселенная обнимает и поглощает меня, как точку; мыслью же своей я обнимаю её».

Главным было понять: какова должна быть форма книги, её структура, то есть – конечный результат как целое. После того, как я это понял, осталось заполнить эту структуру конкретным содержанием. Да, это было тяжело. Порой приходилось над одним абзацем сидеть неделями, а то и месяцами, проникая в ту или иную эпоху, в особенности творчества различных авторов. Ведь кто первый критик любой работы? Сам автор – это относится к любому виду творчества, включая, кстати, и составление проблем и этюдов. А совмещать одновременно и созидание, и разрушение (критика – это разрушение) невозможно. То есть, надо было, чтобы прошло время, чтобы я смог прочесть то, что я написал сам, так, как будто это написал кто-то другой, оценить сделанное и внести необходимые коррективы. И так по каждой теме (персоналии), до тех пор, пока не убедишься, что все возможности её раскрытия исчерпаны – на момент контроля, так как неизвестные ранее детали появляются постоянно.

 

Тавлеи. Как я понимаю, Вы удовлетворены результатом своей работы. Но нашла ли книга «своего читателя», учитывая русский язык, небольшой тираж и пр.? Довольны ли Вы в целом интересом коллег и т.п. к этой книге? Ожидали большего или меньшего интереса?

 

С.Ю. Да, я удовлетворен тем, что удалось закончить начатое: не люблю неоконченных дел, в которые я вовлечен. Да, книга нашла своего читателя. Надо было, чтобы кто-нибудь сделал такую работу. Но так, как никто её не делал и не собирался, то я счел своим долгом сделать её сам. Всё-таки, шашечная проблематика – она заслужила такой книги, коль скоро были и есть люди, которые отдают ей частицу своей жизни – и немалую частицу. Почему они отдают? Это тема для отдельной книги! Я бы не стал говорить, о своем удовольствии или неудовольствии от того, какой интерес она вызвала у коллег. Эти факторы для меня вторичны. Я сделал намеченную работу – и это для меня основное. Сейчас, когда мне нужно что-либо уточнить, я сам обращаюсь к книге, как будто она написана кем-то другим!

 

Тавлеи. В связи с предыдущим вопросом, планируете ли Вы сделать перевод этого фундаментального труда на английский или, возможно, другие языки?

 

С.Ю. На голландский – точно нет, так как я не смогу проконтролировать должным образом правильность перевода.

На английский (или французский) – возможно. Тем более, что фрагменты книги, посвященные некоторым персоналиям, уже переведены на английский и опубликованы в голландском журнале «Проблемист», там же в английском переводе опубликованы части книги о практической проблематике и о том, как составлять проблемы. Но переводить всю книгу – это такая огромная работа, браться за которую можно только лишь при гарантии её последующего издания. Одно дело – разговорный английский, другое – литературный.

В литовском журнале «Шашечный калейдоскоп» о книге написал положительную рецензию А.Качюшка, большой обзор книги в нескольких номерах «Проблемиста» дал на голландском языке Й.Бастиааннет.

В 2008 г., в ходе работы над книгой, появились две моих статьи, касающиеся личности Манури – «Нестора-летописца» шашечной игры на 100-клеточной доске, которые были опубликованы в голландском журнале “Hoofdlijne”. Одну из них я предлагаю сегодня вниманию посетителям сайта.

 

Тавлеи. А почему только одну?

 

С.Ю. Потому что другая статья, в которой я высказал предположение об имени Манури, неизвестного тогда, когда статья была опубликована, потеряла свою актуальность: во Франции уже установили имя Манури, Для меня это равнозначно тому, как если бы нашли чёткое доказательство существования Атлантиды. Не исключаю, что следующим шагом в раскрытии загадок прошлого, покрытых тенью прошедших столетий, станет установление имени Блóнде!

 

Тавлеи. И как же звали Манури?

 

С.Ю. А прочтите статью, вот ссылка: С.Юшкевич. Два изображения «Кафе Манури».

 

Тавлеи. Хорошо!

 

<< Назад  |  Вперёд >>


© Сергей Юшкевич





© 2001-2018 Gr.Vetrogon,   © 2001-2018 TАВЛЕИ,   Webmaster