ТАВЛЕИ. О русских шашках. И не только... ПЛЮС - лучшие самообучающиеся программы для игры в шашки


Пятнадцать лет спустя
или
Интервью с Мастером - 2


С.Ю. Здесь – итог моей деятельности с осени 2016 г. Все позиции под №№ 1-41 – мои композиции, они новые, ранее не публиковались и в соревнованиях не участвовали.

Я решил представить их под общим названием «Девичий хоровод», в надежде, что это название привлечет шашистов посетить сайт ТАВЛЕИ! В решениях я даю свой короткий комментарий к позициям, за исключением миниатюр, которые участвуют в чемпионате Украины.

Эти позиции – разной силы. Есть слабые, есть и неслабые. Я их записывал по одной причине: потому что я такого не видел, пусть даже речь идет о деталях (хотя, не имея базы данных по русским шашкам, нельзя быть уверенным, что какая-либо из них не повторяет уже известное произведение). Эта подборка – как принято говорить сегодня – своего рода селфи: «селфи-64». В решениях указаны только тематические варианты (ТВ).

 

МИНИАТЮРЫ

 
1. «Люська»
2. «Ленка»
3. «Машка»

[Люська] c7, c5(a1) b8(f6) b2, b6, h8+.

Наивность маневра очевидна, но для меня вопрос не в этом: вопрос в том – было, или не было? Если мне укажут, что было – я спокойно её удалю из альбома своих композиций. Если не было – пусть живет своей жизнью, возможно, кого-нибудь и привлечет посмотреть еще кое-что из области шашек, называемой «композиция».

 

[Ленка] f8, hg7, c7, g3 и т.д. – выигрыш по А.Шошину.

Комбинация не представляет большой ценности, но финал А.Шошина с такой жертвой на g3 (вдобавок – ещё и с «турецким» ударом) в жанре проблем мне не встречался.

 

[Машка] d6(de7) c7(b6) b8(g7, d6, f2, g1) h2, g5, h8+.

Хорошее подспорье для тренировочного процесса не очень опытных шашистов. Комбинация белых состоит из двух ходов, поэтому в целом миниатюра не слишком яркая, но выяснилось, что после первого хода она может быть частью проблемы (см. далее «Марусю»[12]), а в этом качестве она очень даже «Марусю» улучшает.

 
4. «Верка»
5. «Светка»

[Верка] h4, d8, c3(b4) c3, c3 – Н.Панкратов, 1903 г.: (cd4) f6(g7, A) e5(h6) f6+.
   A (b2) c1+.

 

[Светка] b8, a1(g1) f2(e3) f6, d2 – Б.Ручкин, 2006 г.: (d4) c3, c5+.

 
6. «Зинка»
7. «Оксанка»

[Зинка] f6(e5) a5, cd2, f6, c3, c5+.

 

[Оксанка] dc7(b4, A) d2, c3 – W.B.Monsma, 1938 г.: (b4, B) a7, a3+.
   B (a5) b8+.
   A (b8) b4(a7, C) – С.Юшкевич, 1983 г. (в 100): c7, c5, c7+.
   C (bc7) a7(b6) c7, c5, c5+.

 

ПРОБЛЕМЫ

 
8. «Полина»
9. «Любаша»
10. «Галя»

[Полина] c3, b4, d8, g5, f6(a3) g7(e3) h6(f2, b2) g7+.

Ничего особенного, но перебой сg5, возможно, новая деталь.

 

[Любаша] hg5, c3, c5, e3(c5, A) b8(h2) d2 – Н.Зайцев, 1959 г.: (g1, A1) a7, c3(a1) h8+.
   A (a5) b8(h2) d2(b4) g3, g5(a3) c3(h6) f6+.
   A1 (b4) g3, g5 и т.д. +.

После шести ходов возникает этюд Н.Зайцева (см. «Антологию» Л.Витошкина, том 1, № 469), идея основного варианта которого известна ранее из стоклеток. Оригинальность «Любаши» в том, что этюд Н.Зайцева появляется из нормальной проблемы с хорошей расстановкой.

 

[Галя] d2, e3, e1, b8, g3, c7, g1+.

Известная жертва дамки тихим ходом на с7, новизна, возможно, в том, что после неё белые бьют три шашки.

 
11. «Анфиса»
12. «Маруся»
13. «Лариса»

[Анфиса] c3(e1) d8, d2, c5, a5(b2, A) c3, e1+.
   A (d2/b4) e1+.

Такого запирания в жанре проблем в русские шашки я не встречал.

 

[Маруся] fe3, ed4, d6, e3 – (de7) c7(b6) b8(g7, d6, f2, g1) h2, g5, h8+.

Вот здесь, в качестве эндшпильной части проблемы, «Машка»[3] (после e3) смотрится хорошо.

 

[Лариса] ab6(a5) c7, g5, f4, g3, b8(d4) g3(g5) e5 – Р.Хрщанович: h4, b2, h8+.

Комбинационная игра, добавленная к идее миниатюры Р.Хрщановича, создала композицию в рамках проблемы.

 
14. «Клава»
15. «Ганнуся»

[Клава] h6, a7(b2) g7(h8) e5(g1) f4+.

Только ход е5 представляет композиционный интерес, но если начальная расстановка неизвестна – то «пациент будет жить».

 

[Ганнуся] h6, f8(f4) a5(d2) h2, g3, b6(e5) a7(c7) b8(d6) a7(d4) b8(c5, A) c7(b4, B) d8(c3/a3) f6(b2) a1+.
   A (e5) h2(c3) e5, a1+.
   B (c3) e5(d4) f6/h8, a1+.

По содержанию это неплохая проблема. Известное запирание сделано по-новому, белая дамка жертвуется на g3 тихим ходом, в начальной расстановке нет ни одной чёрной шашки из появляющейся в запирании пирамиды. Эндшпиль, требующий точной игры, тоже неплох.

Но по форме эта неудачная проблема, потому что надо доказывать легальность – и не тихими ходами, а ударными, и не одним ударным (что было бы еще как-то приемлемо, если бы выглядело внешне логично), а несколькими, вот из этой позиции:

 

e3(f4) g5(de5) ef2(d6) – и появилась «Ганнуся».

Вывод: несмотря на хорошее содержание, эта проблема у меня оставляет чувство неудовлетворенности.

 
16. «Марина»
17. «Евгения»
18. «Лера»

А вот здесь мне повезло: я наткнулся на реальное чудо.

[Марина] g5(b2, a1) b4, b6, d4, b2, h8+. Финал впервые показал J.Bourquin, “Le Jeu de Dames”, январь 1904 г.

Для меня это реальное чудо из-за соединения редкого финала с абсолютной естественностью начальной расстановки, что в русских шашках встречается очень редко (если не впервые). В комбинации тоже есть нехилый элемент – удар белых с поля b2 при чёрной дамке на а1.

Составление этой проблемы, после того, как мне пришла в голову мысль посмотреть – что можно сделать с этим двойным финалом в русские шашки, – заняло у меня не более трех минут. Вот ведь как бывает: иногда сидишь годами над оформлением идеи – и без толку, а иногда конструкция к тебе является в виде уже почти готовой проблемы. Если же эта проблема – копия уже известного, то я поздравляю того, кто нашел это чудо раньше меня!

 

[Евгения] de3(h2, A) g3, c7(e7) df8, b4, b4 и т.д. +.
   A (d2) c7(e7) df8, g3, b4, b4 и т.д. +.

Нестандартная перекличка вариантов, приводящих к одному и тому же финалу.

 

[Лера] g3, f4, a7(h8) f6(a1) b8, h8+.

На 64-клеточной доске в оформлении финала дамка а1/дамка h8 каждая новая деталь интересна. В Голландии такой финал называется «Мотив большой дороги» («Lange-lijn motief»), во Франции – «Два полюса» («Deux pôle»), а в СССР кому-то пришло в голову употребить для названия этого финала медицинский термин «Столбняк»; хорошо ещё, что на этом чья-то фантазия успокоилась, иначе мы бы сейчас имели термины типа «насморк», «геморрой» и т.п.

 
19. «Алла»
20. «Анжела»
21. «Тамара»

[Алла] f8(g3, g1) c7, b4, b6, b8, h8 – И.Циммерман: (f4) dc3(d4) c3 и т.д. +

Элемент механизма с ударом на b6 я задействовал в своей стоклеточной проблеме в середине 1970-х гг., и в своей проблеме с дамкой, опубликованной в газете «Баку» 17.12.1980. Обработать этот элемент в проблеме без дамок на 64-клеточной доске оказалось непростым делом.

 

[Анжела] d8, g3, c1(cb2) e7, b4, a3+.

По отдельности встречались и жертва на b4, и, тем более, удар на с1, но вот их сочетания я не видел, как и не видел прихода чёрной шашки на b2 тихим ходом в этом контексте.

 

[Тамара] b6(e3) a3, d6, a3(d4) f2(с3) e3+.

Малоинтересный, и, к тому же, скоротечный механизм, но для жанра проблем жертва на d6 в нём, возможно, новая.

 

22 «Прасковья»

[Прасковья] g5, g3, a5(g1) – ab8, b6, a7, h8+.

 

Идея такого механизма реализована в стоклеточной миниатюре Н.Шаповала из чемпионата Украины 2009 г. В русские шашки Николай Иванович этот механизм почему-то не перенёс. Из-за этого предшественника ценность «Прасковьи» крайне незначительна, но поскольку перенос не есть прямой, а, все-таки, содержит свои детали, то я посчитал возможным подписаться под этой проблемой. И в стоклетки, и в русские, для меня наиболее неприятным есть присутствие двух белых шашек на а7 и с7 при открытом поле b8. В русские этого не избежать, а в проблеме в стоклетки возможно и несколько смягчить это неподобство [укр., по-русски "безобразие" и, одновременно, "нелепость"прим. Тавлеи], и добавить «большинство» при заброске чёрной дамки на 46.

 

С. Юшкевич

12, 127, 40, 7(50) 6-1, 22, 6, 5+.

«Умники» скажут, что шашки чёрных 13, 14 и 24 статисты, потому что вместо них можно поставить одну чёрную шашку на 23 с тем же решением. Да, можно, но статист – это шашка чёрных, которую можно снять с доски без ущерба для замысла автора. В данном случае замысел автора состоит также и в том, чтобы показать не прямой удар 49х7, а удар «змейкой» 49х7 через поле 20 – одного этого уже достаточно для правомочности присутствия чёрных шашек 13, 14 и 24 в расстановке.

 
23. «Наташа»
24. «Надюха»
25. «Катерина»

[Наташа] ed4, c5, f8, ce3, c5, c7 – и выигрыш здесь (но на 100-клеточной доске) показан в книге Манури 18 века: (f4) b8(e3) f2, a7+.

Новизну в бородатый механизм выбивания шашки d6 вносит жертва дамки на с5 тихим ходом в сочетании с этюдным маневром из книги Манури 18 века.

 

[Надюха] e3, e7, e7(e3) h2, d2+.

Старые приёмы в новом (возможно!) сочетании.

 

[Катерина] d6, b2, e5, g5, e7, e1(fg3) h2+.

По советским правилам эта проблема – брак, так как в возникающем после окончания комбинации финале у белых для выигрыша не нужна шашка f2. В данном случае я согласен с Л.Витошкиным, который утверждал, что такой финал на запирание – вполне пригодный как окончание проблемы, и что этот момент в советских правилах был недоработан.

 
26. «Кира»
27. «Неля»
28. «Нинуля»

[Кира] g3(d4) c1e3, bc7, g1(g5) – c7(f4) b8(e3) g1, a7+.

Снова в эндшпиле выигрыш по Манури, новизна комбинации заключается в приходе на g1 белой шашки с поля а3.

 

[Неля] a3, b6, g3(f2) e7, c5, ab4 и т.д. +.

Новым (возможно!) является финал – А.Шошин в левой части доски (в русских шашках автором такого финала принято считать А.Шошина) в сочетании с финалом 1х2 в правой части. Комбинация же явно слабовата.

 

[Нинуля] h6, g7, g3, e7, h4(d4) hf2(dc3, A) e1(ab2) h4, c3, gf2, c3+.
   A (c3) b4(c3) c5/a7(d2) e3, f2+.

Несложная комбинация приводит к новому двухвариантному комбинационному окончанию.

 

ПРОБЛЕМЫ С ДАМКАМИ В РАССТАНОВКЕ

 

Одновариантные проблемы с дамками в расстановке, на мой взгляд, следует составлять тогда, когда оформление идеи (или получение финала) простыми шашками невозможно.

Полноценные двухвариантные проблемы с дамками в расстановке, или «Полипроблемы», как их обозначил «отец» этого поджанра проблем, Е.Зубов, составлять в русские шашки крайне затруднительно, если иметь в виду вариантность, возникающую не в эндщпиле, а в комбинационной части проблемы: малые размеры 64-клеточной доски дают о себе знать. В стоклетках составлять «полипроблемы» – тоже не подарок, но там простор доски предоставляет больше возможностей. А в русские таких проблем, я думаю, очень мало, если они показаны не в уродливой расстановке, глядя на которую желание смотреть решение пропадает. Что касается расстановок в проблемах с дамками, то в них, конечно, допустимы любые вольности, но и здесь доказательство легальности ударными ходами является крупным недостатком формы, с моей точки зрения.

Исходя из вышесказанного, одновариантных проблем с дамками я специально не составляю, но иногда к ним обращаюсь, если нет другого пути, чтобы показать ранее неизвестное.

 
29. «Настя»
30. «Авдотья»
31. «Мила»

[Настя] e3, d4(a1) b4(d4, A) g3(c3, B) b2, c5(d2) c3+.
   A (c3) b2, g3 и т.д. +.
   B (f2) c5 и т.д. +.

«Настя» – типичный случай, подтверждающий написанное выше.

 

[Авдотья] g7, f2, d2, c3, f8, c5(b6, A) a7, g1+.
   A (g1) a5, c7+.

То же самое: показ нового двухвариантного мотива после с5+.

 

[Мила] d4(g5/f6) h4(f6/g5) b8(еf6, A) b6, g7, f6+.
   A (c1) f4, d8+.

После b8 возникает новый, по моим данным, для русских шашек мотив.

 
32. «Лидия»
33. «Ольга»

[Лидия] h6, b2, c7, h4, b4(b6) – и бессмертный А.Пель (ранее не оформлявшийся из комбинации с жертвой белой дамки на c7): g5(a5) c5(c7) h6(b6, A, b4) b8(c3) f4(b2) e5+.
   A (d6, b4) f8(c3) b4, g7 и т.д. +.

Получить белую дамку из простой в начальной расстановке несложно (при чёрной шашке на d4 вместо с3), но тогда нерешаемость, так как чёрные не обязаны нападать (dс3).

 

[Ольга] h8, b2, b6, c5, b8 – I.Weiss, 1935 г.: (e1) a7, f2, f2+.

Этюдный маневр И.Вейса, возможно, оформлялся на 64-клеточной доске в проблемах. Но я не уверен, что из прямой комбинации.

 

34. «Даша»

[Даша] b4(с7, А) h8, f6(ab2, В, d2) e7, c3, e7+.
   A (с3) b2, d4, h6+.
   В (g7) b2 и т.д. +.

По советским (и украинским) правилам вариант А композиционный, поскольку экономичный (но не чистый). В расстановке можно убрать белую шашку g3, но я её оставил, мне кажется, так несколько эффектнее. Я не стал записывать «ложный след» (о нём – далее) в варианте А после b2(с7) – и не выигрывает теперь h8 из-за (f4) d4(е5) d4(g7) h8(е3) =, так как считаю, что для жанра проблем это определение не несёт ничего конструктивного, содержание жанра оно не обогащает. Хотя известны случаи, когда этюдисты и в возникшей позиции расписывали такое продолжение «ложного следа»: с3(f2) и только здесь ставили знак =, указывая при этом, что (d2) проигрывает.

Позиция в основном варианте после f6 заслуживает внимания: она полностью симметрична. Тема симметрии в шашках – особая область. Она, возможно, имеет не столь большое значение с точки зрения умения играть/составлять, но, по-своему, интересна. Эта позиция – дополнение к теме, её можно показывать с заданием: «Кто начинает – тот проигрывает».

 

Как выигрывают белые при ходе чёрных – показано в решении «Даши». При ходе же белых чёрные выигрывают таким же способом: hg7, A, e7 (d2, f6, d2+); A: cb2 (g7) и т.д. +.

 
35. «Виктория»
36. «Виолетта»

[Виктория] e3, e1(ec3, А) d2 – П.Кожановский, 1976 г.: e7+.
   A (ad2/ac3) – Д.Камчицкий, 2015 г.: g5(h6, B) f6+.
   B (c3) h6+.

Сочетание известных по отдельности вариантов в ударной игре с обеих сторон.

 

[Виолетта] с7(h2) b2(df4, A) g3(a1) f4 – и возникла классическая позиция из окончания, впервые зафиксированного на 100-клеточной доске во второй книге Манури, хозяина знаменитого «Кафе Манури», “Шашечная игра на польский манер” (“Le Jeu de Dames a la Polonoise”), изданной автором в 1787 г.: (hg7, B, C) h2, h8+.
   A (hf4) g3(a1) d4(g7) f8+.
   B (b2) h2, a1+.
   C (ag7) d2/c1, f8+.

Красивое сочетание редкого удара белой дамки на b2 и возникающей после него новой вариантной связки. По-моему, неплохо!

 

 

Париж...  Справа от меня (если смотреть на фото),  на углу набережной Сены
и Школьной площади (La Place de l'École),  в районе Нового моста (Le Pont Neuf) –
он виден  позади меня –  свыше двухсот пятидесяти  лет назад  возникло
"Кафе Манури", книги владельца которого положили начало летописи шашечной игры
на 100-клеточной доске.

 

Связка из «Виолетты» легко переносится и на стоклеточную доску.

 

С. Юшкевич

ОВ: 19(333, ОВ1) 2(423, А) 11, 24(05-10, В, С) 35, 5+.
   A (154)11, 32(10) 4+.
   B (41) 35, 46+.
   C (460) 38/47, 4+.
   ОВ1 (153) 2 и т.д. +.

Но на 64-клеточной доске эта вариантная связка, как по мне, более впечатляет.

 

ЭТЮДЫ

 

37. «Маргарита»

[Маргарита] ОВ: d6-c7(ab4, A) b8(c3, B, C) b6(cd2, ОВ1) g7, f2, c1+.
   ОВ1 (b2) g7, f2, a1+.
   A (c3) b8(e7) b6(g5) d4(e1, A1) f2, h6+.
   A1 (a1) ed6, h6+.
   B (a3) ed6(c3) d8-e7, f6, e5+.
   C (e7) b6, f2, h6(c3) c1+.

Маневр белой дамки d8-b6, b6-d4 в варианте А известен из этюда Д.Шебедева (см. «Антологию» Л.Витошкина, том 5, № 146), но без чёрной шашки а5. С шашкой чёрных на а5 этот маневр смотрится гораздо эффектнее.

 

38. «Майя»

[Майя] ОВ: de7(ed4, A) b4 Z (g3, B) d6 – А.Сафроненко, 1968 г.: (f4, C) b8 – J.Scheijen, 1944 г.: (de3, D) a7, d2, h4(e3) e1+.
   A (cd4) e3, g3, e1+.
   B (c3) d6(b2) c3, d2(f4) h2(e3) f4(g3) g1+.
   C (h2) de3+.
   D (h2) g3, e3, e5+.
   Z a3? (c3) b4(g3)=.

Буквой «Z» указан «Ложный след» – продолжение, в котором чёрные достигают ничьей единственным путем. Я негативно отношусь к этому определению, которое происходит из прошлого, из практики решения позиций, из давних времен, когда сложность решения ценилась достаточно высоко. В эпоху компьютеров это определение утратило свою актуальность, к тому же – в «ложных следах» конкретной финальной позиции ТВ нет (как и в любой позиции на ничью). Муть, короче. В настоящее время, на мой взгляд, «ложным следом» можно считать лишь продолжение, в котором чёрные не только достигают ничьей единственным путем, но и в котором, при неверной игре чёрных, белые выигрывают не «как угодно», а только единственным путем, представляющим собой ТВ: такой «ТВ» принято называть «Иллюзорная игра». При такой трактовке «ложного следа» появляется хоть какая-то связь этого определения с композицией.

Мотивацией составления «Майи» было оформить двухвариантный мотив Я.Схейена из стоклеточных шашек на 64-клеточной доске в форме этюда, так как в «Антологии» Л.Витошкина (том 2, № 75) он был дан, по-видимому, прямым переносом со 100-клеточной доски с указанием источника – «Vrienden», 1944 г. (причем я не уверен, что у Я.Схейена был именно этюд, мог быть и мотив с ходом чёрных).

В основном варианте «Майи» после d6 возникает позиция из этюда А.Сафроненко, который занял 5 место в конкурсе газеты «Советская Белоруссия» в 1968 г. и был опубликован в журнале «Шашки» № 5 за 1972 г. (в нотации на стр.26).

Рассмотрим обе позиции – Я.Схейена (как этюд дан в «Антологии») и А.Сафроненко.

 
Я. Схейен
А. Сафроненко

[Я.Схейен] b8(de3, А) a7, d2, h4(e3) e1+.
   A (h2) g3, e3, e5+.

 

В решении позиции А.Сафроненко («Шашки» № 6 за 1972 г.) после d6(е7) f8(g3) d6(f4) b8 указаны оба варианта мотива Я.Схейена, но почему-то не указан вариант после d6(е7) f8(g3) d6 (h2): е3, g3+. Вариант крайне простой, но он соответствует требованиям к ТВ и его поэтому следует указывать.

Итак, А.Сафроненко добавил к мотиву Я.Схейена один ТВ и серию ходов до разветвления на ТВ. Вероятно, именно поэтому Л.Витошкин и не поместил его этюд в «Антологию», руководствуясь аксиомой: «Этюд должен иметь как минимум два варианта». Но мы ведь видим, что в этюде А.Софроненко три варианта: один (неуказанный в решениях в «Шашках») и два варианта этюда Я.Схейена, значит какая тогда причина отсутствия этюда А.Сафроненко в «Антологии»? А тогда причина – неписаная, но принятая среди этюдистов другая «аксиома», насчет права на авторство: «Только добавление, как минимум, двух ТВ к уже известному этюду дает право на авторство» – вот и причина, по которой этюда А.Сафроненко в «Антологии» нет, по крайней мере, другой причины я не вижу.

Но эта «аксиома» очень спорная. В конце 1980-х гг., при личной встрече в Москве, мы долго говорили с М.Становским об этюдах, и в отношении этой «аксиомы» пришли к согласию, что здесь не все гаразд [укр., по-русски "в порядке"прим. Тавлеи]. Аксиома «Этюд должен иметь как минимум два варианта» в принципе правильная (даже Я.Бюс согласился с таким требованием, хотя поначалу он его принял «в штыки», так как у голландцев такого требования в правилах Й.Мозера не было, а других правил в Голландии не придумали), НО: это если говорить о составлении этюда «с нуля», то есть – когда перед тобой пустая доска. А когда перед тобой доска не пустая, а на ней уже есть готовый этюд – это совсем другое дело, возможностей для составления меньше, и добавление одного ТВ к известному этюду (или даже удлинение его решения без добавления варианта – хотя я такого не приветствую) – уважительная причина, чтобы поставить над новой позицией свое имя. Если бы это было принято, то, возможно, и приток авторов в жанр этюдов был бы побольше.

Да и вообще, речь надо вести не об «этюдах», а о «позициях». Ведь что такое «Этюд»? Это согласованное между проблемистами определение жанра, со своими требованиями. А давайте посмотрим на это глазами шашиста-практика: «Я, НЕ проблемист, но автор «позиции», показывающей даже один ранее неизвестный вариант, отвечающий требования к ТВ, и вот почему я не могу поставить свое имя над диаграммой с такой позицией? Только потому, что проблемисты придумали для себя жанр этюдов, в котором надо показать минимум два ТВ? Да не нужен мне этот жанр, мне достаточно того, что я изобрел, позицию с одним ТВ, а то, что это не этюд – так мне по барабану».

Для подобных случаев использовался термин «Этюдное окончание», но использовать его для трехвариантного этюда на основании того, что два варианта были показаны ранее – язык не поворачивается.

М.Становскому принадлежит идея считать весь уже готовый этюд другого автора в качестве одного ТВ, если такой этюд берется за основу для создания нового этюда. И, в этом случае, добавление одного ТВ – достаточная причина, чтобы признать за автором новой позиции авторство на новую позицию, тем более, что на новую расстановку автор уже известного этюда никаких прав не имеет. При этом, разумеется, в решении следует указать автора базового этюда. Это здравая идея, но, к сожалению, она так и осталась нереализованной.

 

39. «Зоя»

[Зоя] ОВ: b4(h6, А, ОВ1) d2(d4, B) e3, g7, f6+.
   A (e3) c5(d4) e7, h8(f2) g3(e3) f4 Z, e5+.
   B (g3) f2(d4) a5 (e5) – В.Трофименко, 1990 г.: ed2(ef4) de3, e1(h4, C, D) d2(g5, E) h6(c3) c1+.
   C (f4) e3+.
   D (e3) d4(f4) f2(e3) g1+.
   E (e3) f4+.
   ОВ1 (d4) bd2(h6) e3, g7, f6+.
   Z c3?(c7) e1(d6, Y) a5(c5) e1(f2)=.
   Y (b6?) e1(c5) a5(d4) b4+. Буквой Y обозначена «иллюзорная игра» – возможный ТВ, приводящий к композиционному выигрышу белых при неправильной защите чёрных.

 

Варианты В (после 4-го хода), С и D были представлены в этюде В.Трофименко, опубликованном в журнале «Шашки» № 8, 1990 г., а вариант Е не был представлен. Это смешной вариант, состоящий всего из одного хода, но по тематике своего финала он идентичен варианту В, указанному в «Шашках». В обоих вариантах финалом является двойная оппозиция: в финале В – оппозиция чёрной простой h4 против белой простой f2 и чёрной простой с3 против белой дамки с1, а в варианте Е – оппозиция чёрной простой h4 против белой простой f2 и чёрной простой h6 против белой дамки f4. Таким образом, вариант Е соответствует требованиям, предъявляемым к ТВ. Требований же к длине варианта нет, следовательно, вариант Е должен быть указан.

Мотивацией составления «Зои» было оформить мой мотив из стоклеточной проблемы из категории В (№ в категории – 29) конкурса «FFJD-1996» на 64-клеточной доске в форме этюда.

 

С. Юшкевич

20(25) 428, 38, 26, 39, 261, 17, 5, 48 – и возникла промежуточная позиция:

 

Ход чёрных

(33) 39, 20, 24+. Публикация – «De Problemist», июнь 1996, стр. 63.

 

Эту промежуточную позицию можно давать и как этюд с ходом белых. Решает только 483 и после (33) 39 и т.д., а после (40) 44(33) 27/21/16 (29) 493(294) – возникают варианты В (после 4-го хода), С и D из этюда В.Трофименко плюс не указанный им вариант Е. Но при дамке на 48 этих вариантов нет.

 

40. «Яся»

[Яся] ОВ: e7(g5, A) f8 Z(e1) d4(f4) h6(g3) d2(e5, A1) d4(h2) g1+.
   A (e1) d4(f2, VP1) e5(g5) f8(h4) h6(hg3) e3, h2+.
   A1 (f6) h2+.
   ОВ1 (g5) f8 и т.д.+.
   Z Если играть на d8, то возникает «ложный след»: ничью дает только (е1)=. Примитивизм такого «ложного следа» очевиден, но, согласно требованиям, предъявляемым к «ложному следу», этот примитив им соответствует, поскольку требования эти ограничиваются формулировкой «игра ведется до очевидной ничейной позиции». Вопрос: кому очевидной? Начинающему? Или гроссмейстеру? Или компьютеру? А иначе сформулировать смысл «ложного следа» и неизвестно как, если понятие «ничья» – это соглашение двух индивидуумов, двух «homo sapiens», а не четко зафиксированная позиция, вытекающая из развития предыдущей игры, в которой индивидуумов нет, а есть «Белые» и «Чёрные».

Как произведение композиции этот этюд откровенно слаб. В нем только два похожих друг на друга ТВ, но игра в них приводит к разным финалам, а разные финалы – признак разных ТВ, следовательно, это все-таки этюд. И, несмотря на свою слабость, он может оказаться полезным в тренировочном процессе.

 

ПОД КУПОЛОМ ЦИРКА

 

В заключение своего «селфи-64» – «миниатюра-акробат»: она и нелегальна, и имеет два решения, и, следовательно, ни к какому жанру не относится, но показать эту структуру, думаю, все-таки, стоит. В обоих решениях оригинальные комбинационные приёмы. Такие произведения в 1930-х гг. в Голландии называли «Двойные проблемы», имея в виду, что в них оба решения представляют собой тематические варианты.

 

41. «Хрыстя»

[Хрыстя] Первое решение: d8, d6(e7, A) e5(h6) f6, f6+.
   A (e3) f4, h8+.
   Второе решение: b8, g5, f4, h6, h6+.

 

<< Назад  |  Вперёд >>


© Сергей Юшкевич, 30.05.2017





© 2001-2018 Gr.Vetrogon,   © 2001-2018 TАВЛЕИ,   Webmaster